Сюжет о В17

Какова Ваша дорога знаний? ... только подумайте как важно выбрать правильное направление...

новые знания помогут вам выбрать правильное направление… вам достаточно только принять их…

Для начала попрошу вас серьезно ознакомится с одной из генеральных научных баталий, разгоревшейся в США в 50-70-е годы – «войной за витамин В17».

Это действительно поворотная тема в западной науке и медицине. Ученые, стоявшие за витамином В17, проиграли эту битву неравному противнику – Большому Фармо и всей мультимиллиардной раковой индустрии. Фактически, это была последняя крестьянско-фермерская война, наподобие той, что вел Батька Махно, проигранная врачами и учеными – и, как можно понять теперь, она шла не только за новый метод лечения рака и других болезней, не только за свободу выбора в раковой терапии, но и за новое понимание и новую науку правильного направления, которая была разгромлена прораковыми и профармацевтическими силами.

Отныне во всем мире (кроме Мексики, о том почему — дальше) витамин B17 безнадежно маргинализирован, как и его первооткрыватели и пропоненты, которые теперь вовсе и не ученые, а вот именно, что бомжи в рваных джинсах. Все они были лишены правительственных грантов, многие – разгромлены юридически и замучены психологически.

Итак, витамин B17 открыт не нами, и его теория тоже разработана не нами, но пусть это не смущает вашу национальную гордость. Первый задокументированный случай его использования зафиксирован в Москве. С ним работал доктор Федор Иноземцев.

Фёдор Иноземцев

Фёдор Иноземцев

«Первый зафиксированный случай использования В17 (лаэтрила) в лечении рака засвидетельствован профессором Московского Императорского Университета Федором Ивановичем Иноземцевым. Молодой человек 20 лет, страдавший раковым заболеванием, в течение трех месяцев получил приблизительно 46000 мг амигдалина, и был жив три года спустя. Женщина 48 лет, с раком правого яичника с обширными метастазами, получала различные дозы амигдалина в течение многих лет и была жива ко времени написания этого отчета, что составляло 11 лет выживания. Никаких побочных эффектов профессором не было замечено». (Inosemtzeff, T. (1845) Gazette Medicale de Paris, 13: 577-82. Inosemtzeff, T. (1846) Jour Chirurgie und Augenheilkunde, 35: 7-28.)

Но мы забежали вперед, в медицинские области. Витамин В17, амигдалин, или лаэтрил (лэтрил) – это специальный препарат, разработанный для раковой терапии. Его знали уже в Египте, в Древнем Китае, его знали в Европе в 19 веке и с успехом применяли. Однако впервые изолировал его Доктор Кребс Мл. в 1953 году, и он же поставил на ноги основную теорию этого вещества – распространенного по всем уголкам нашей планеты и содержащегося более чем в 1200 плодах и растениях. Его основная работа — «Нитрилоциды у растений и животных».

green-clock

Книга Э.Кребса «Нитрилоциды у растений и животных» (англ.)

Кребс назвал изолированное им вещество – Нитрилоциды или Витамин B17. Это основной агрокультурный витамин, веками культивируемый всеми без исключения народами. И если мексиканская цивилизация майя поднимается на маисе (кукурузе), а восточные цивилизации – на высококалорийных сортах риса и бобовых, русская цивилизация поднимается на ржи и, в меньшей мере, овсе, ячмене, грече, просо.

bluestar

Список продуктов, содержащих витамин в17, а также краткую справку по Эрнсту Кребсу и витамину B17 вы найдете здесь.

Жердель или абрикос обыкновенный (лат. Prúnus armeniáca)

Жердель или абрикос обыкновенный (лат. Prúnus armeniáca). Характерен высоким содержанием нитрилоцидов в ядрах косточек

Конечно, все это менее вкусно, чем современные чипсы и гамбургеры, продукты пост-агрокультурной стадии, но тут-то и кроется заблуждение практически всех сегодняшних правительств, вдохновленных «инновационными технологиями»: новая пост-индустриальная цивилизация не способна заменить старую добрую сельское-хозяйственную. Сельское хозяйство продолжает оставаться приоритетной областью развития каждой отдельной нации, если эта нация хочет еще жить-поживать, а не сходить с ума в рамках доминирующей сегодня научно-технической модели. Об этом говорят хотя бы цифры рождаемости, но не только – именно развитое с-х вносит в жизнь народа столь нужный элемент покоя, воли и насыщенности. И все места, где разрушены веками создававшиеся формы коллективного землепользования, отмечены печатью проклятия.

В России основой пищевой безопасности и следовательно отсутствия раковой эпидемии всегда оставался черный хлеб, рожь. Вряд ли кто-то из наших ученых сможет это опровергнуть. Найдите сейчас тот самый качественный черный хлеб, что был на прилавках в советское время. Современность и конкуренция диктуют удешевление конечного продукта, технологии выпечки основаны на производстве булок из субстрата и консервантов, а мука настолько очищена, что в ней нет уже того полезного, что она должна содержать. В настоящее время свежий хлеб — синоним вкусного, но не полезного…

Пищевая теория и механизм действия Амигдалина

Жак Картье

Жак Картье

… Зимой 1535, когда суда французского исследователя Жака Картье вмерзли во льды реки Св. Лаврентия, цинга начала собирать свой жуткий урожай. Из его команды в сто десять человек, двадцать пять уже умерли, а большинство других были настолько больны, что не надеялись уже выздороветь.

И тогда один дружественный индеец показал им простое средство. Он размешал кору (лубяной слой) и зеленые иголки белой сосны – богатые аскорбиновой кислотой, или витамином C – и сделал напиток, благодаря которому вся команда быстро избавилась от недуга.

По возвращению в Европу Картье доложил об этом инциденте медицинским властям. Но они просто подивились такому «шаманскому лекарству неосведомленных дикарей» и не сделали ничего, чтобы в этом разобраться.

Да, лечение от цинги было известно. Но из-за научного высокомерия понадобилось еще двести лет — и это стоило сотни тысяч жизней — прежде, чем медицинские эксперты, наконец, начали брать это знание на вооружение. С 16 по 18 века цинга убила больше моряков чем все сражения, бури и другие болезни вместе взятые

Джеймс Линд

Джеймс Линд

Наконец, в 1747, Джеймс Линд, молодой шотландский врач на Британском Флоте, обнаружил, что апельсины и лимоны помогают от цинги и порекомендовал, чтобы Королевский Флот включил плоды цитрусовых в судовой рацион. И все же, потребовалось еще сорок восемь лет на то, что его рекомендация была принята. Когда это случилось, наконец, британцы снова смогли превзойти в мореплавании все остальные нации, и «Лимеусы» (так называли англичан, потому что они брали на судно лимоны) опять стали властителями Семи Морей. Не будет преувеличением сказать, что величие Британской империи во многом было обязано преодолению научного предубеждения против витаминной терапии.

Уильям Ослер

Уильям Ослер

Как оказалось, ХХ столетие не стало исключением из общего правила. Всего лишь два поколения спустя крупные территории американского Юго-Востока были опустошаемы страшной болезнью под названием пеллагра. Известный канадский врач Уильям Ослер в своей книге «Принципы и Врачебная Практика», рассказал как в одном учреждении для психических больных в городке Леонард, штат Северная Каролина, одна треть его обитателей умерла от этой болезни в течение зимы. По его мнению это доказывало, что пеллагра была инфекционным заболеванием и вызывалась, вероятно, пока еще неопознанным вирусом.

Однако, еще в 1914 г., доктор Джозеф Голдбергер доказал, что эта болезнь связана с диетой, и позже показал как она может быть предотвращена включением в рацион печени или дрожжей. Но только в 1940-х годах, почти тридцать лет спустя, «современный» медицинский мир признал пеллагру болезнью, связанной с дефицитом витамина В.

Джозеф Голдбергер

Джозеф Голдбергер

«Цинга — витамин C; пеллагра — витамин B3; вечерняя слепота — витамин A; рахит — витамин D; бери-бери — витамин B1; пагубная анемия — витамин B12. Не требуется исключительных интеллектуальных способностей, чтобы сделать предположение, что другое хроническое нарушение обмена веществ — рак — может быть такой же болезнью дефицита определенного витамина.

Использование некоторых косточек плодов в лечении рака восходит к императорскому травнику Шену Нангу, лечившему еще в 28-ом столетии до нашей эры. «Воду горького миндаля» мы встречаем в письмах врачей древнего Египта, Аравии, Рима и Греции. Цельсий, Гален, Скрибониус Ларгус, Плиний Старший, Aвиценна и Маркеллас Эмпирикус, все они использовали лекарства, приготовленные из ядер горького миндаля, абрикоса, персика и т.д.

В 1952 американский биохимик Эрнст Кребс выдвинул теорию, что рак является болезнью дефицита питательных веществ, и, кстати, этот факт пищевого дефицита никогда не отрицался ортодоксией. Он идентифицировал это вещество как часть нитрилицидовой группы, а именно, амигдалин, цианидовый гликозид, впервые изолированный из ядер горького миндаля в 1830 французскими химиками Робикью и Бутрон-Чарлан.

Молекула Амигдалина, ее химическая структура — D(1)-mandelonitrile-B-D-glucosido-6-6-B-glucoside, как это зарегистрировано в Индексе Merck за 1976 год

Молекула Амигдалина, ее химическая структура — D(1)-mandelonitrile-B-D-glucosido-6-6-B-glucoside, как это зарегистрировано в Индексе Merck за 1976 год

Toксикологически амигдалин находится между 1 и 2 классами (согласно европейской системе определения токсичности), что означает, что он является фактически неядовитым. Для сравнения, сахарин попадает в Класс 3 и Класс 4, а большинство химиопрепаратов для химиотерапии — в Класс 6, что есть яды высшего разряда.

Народы царства Хунза, Хопи и племена Наваха, абхазцы Кавказа и другие народы, практически свободные от рака… потребляют в своем рационе большие количества амигдалина.

bluestar

О народах Хунза отдельная история, читайте ее здесь.

Принимая во внимание все эти факторы, Кребс поместил это вещество в один ряд с витаминами группы В под следующим доступным номером — 17. Концетрированную форму амигдалина он назвал лаэтрил.»
(П. Раттингам, «Раковый бизнес»).

Трудно установить четкую классификацию для лаэтрила. Поскольку он не существует отдельно, но находится в пищевых продуктах, скорее всего, он не должен быть классифицирован как пища. Подобно сахару, это компонент пищи или пищевой фактор. При этом он не может быть классифицирован как препарат, поскольку это естественное, нетоксичное, растворимое в воде вещество, вполне естественное и совместимое с человеческим метаболизмом. Имя собственное для пищевого фактора, который имеет эти свойства — витамин. А поскольку этот витамин находится в комплексе группы B, и поскольку по счету он изолирован семнадцатым в пределах этой группы, доктор Кребс идентифицировал его как витамин В17.

«Молекула В17 содержит две единицы глюкозы, одну единицу бензойного альдегида, и одну цианида, все они плотно упакованы в одну молекулу. Каждому известно, что цианид может быть очень ядовитым и даже смертельным в известных количествах. Однако, запертый в молекулу, которая находится в естественном для себя состоянии, он химически инертен и не производит никакого эффекта на живые ткани. Приведем аналогию: хлористый газ также, как известно, является смертельным. Но когда хлор химически связан с натрием, то образует натриевый хлорид — вполне безопасное вещество, известное как столовая поваренная соль.

Есть только одно вещество, которое может разомкнуть молекулу В17 и «выпустить» цианид. Это вещество — фермент под названием бета-глюкозидаза, который мы назовем «отпирающим ферментом». Когда B17 входит в соприкосновение с этим ферментом в присутствии воды, мало того, что выпускается цианид, но также выпускается и бензойный альдегид, который сам по себе является очень ядовитым. Фактически, эти два сотрудничающие вещества являются по крайней мере в сто раз более ядовитыми вместе, чем любое из них по отдельности; явление, известное в биохимии как синергизм.

К счастью, отпирающий фермент не содержится нигде в нашем теле в какой-либо опасной степени, кроме как в раковой клетке, где он всегда присутствует в большом количестве, иногда достигая уровня в сто раз большего, чем в окружающих их нормальных клетках. В результате этого витамин В17 размыкается только в раковой клетке, выпускает свои яды в раковую клетку, и только в раковую клетку.

Есть другой важный фермент под названием родан, который мы назовем «защитным ферментом.» Его роль заключается в том, что он способен нейтрализовать цианид, преобразовывая его немедленно в побочные продукты, которые не несут фактического вреда для здоровья. Этот фермент находится в больших количествах в каждой части тела, кроме раковой клетки, которая, следовательно, не защищена.

Злокачественая клетка не только имеет большую концентрацию отпирающего фермента, чем любая нормальная клетка, но также обладает дефицитом защитного фермента. Таким образом, она особенно уязвима для выпущенных цианида и бензальдегида.

Мимоходом интересно отметить, что природа использует тот же самый синергизм в качестве защитного механизма ядовитой многоножки, живущей в штатах Луизиана и Миссиссипи. Это существо снабжено соединительными гландами, расположенными в одиннадцати из его долей. Когда ему угрожают, оно выпускает цианид и бензальдегид из этих гланд со смертельным эффектом, хорошо всем известным.»
(Д.Э.Гриффин, «Мир Без Рака»).

Клиники, практиковавшие лаэтрил-терапию

«Если у Вас рак, то самое важное – в скорейший срок получить максимальное количество Витамина B17. Это вторично по отношению ко всем остальным медицинским навыкам, связанным с лечением». Конечно, это решительное высказывание пионера терапии B17 доктора Кребса нужно расширить и дополнить, чем и занимались многие раковые клиники, практикующие лаэтрил-терапию.

д-р Гарольд Маннер

д-р Гарольд Маннер

«Говоря попросту, метаболическая терапия использует в своем лечении обычные продукты и витамины, для предотвращения и лечения рака, выстраивая у пациента мощную иммуную систему. Ключ к остановке роста рака лежит не в ортодоксальных методах, но в подходе, который работает вместе с телом, вместо того, чтобы работать против него. Как только тело освобождено от неестественных для него веществ (детоксикация), и витамины направляются на поддержку иммуной системы, необходимо давать и ферменты, чтобы начать ломать протеиновый слой, который окружают раковую опухоль и защищают ее от воздействия иммунной системы. Тогда и настает черед витамина В17, который уничтожает раковые клетки. Лаэтрил может рассматриваться как бесполезное вещество, только если он работает изолированно. Однако в метаболической терапии он работает с витаминами, ферментами и всей иммунной системой, чтобы уничтожить уже ослабленный рак»
(Гарольд Маннер).

Пожалуй, провинциальный доктор Бинзель из маленького городка штата Огайо мог бы стать неким прообразом доктора будущего, которое расписывают нам наши политики. Все началось с того, что он просмотрел видео, а после прочел книгу Гриффина. «Чепуха!» — воскликнул он, но решил все-таки углубиться в предмет, для чего прослушал лекции доктора Кребса. Потихоньку он переориентировал свой подход к раку – и с простодушием провинциального доктора решил взяться за дело. Практикуя метабилическую терапию рака, включавшую в себя не только лаэтрил (перорально и внутривенно), но и ферменты и другие витамины А и С, и конечно, диету, доктор добился внушительных результатов, превосходящих во много раз результаты официальной медицины. «Меня много раз преследовало FDA, но благодаря Богу я боролся и победил.» Его книга «Живы-Здоровы» («Alive and Well») выложена в свободном доступе в интернете и ждет тех медицинских практиков, которые готовы изучать эту нетоксичную антираковую методику.

green-clock

Книга Ф.Бинзеля «Alive and Well» (англ.)

FDA — Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств (США). FDA отвечает за сохранение здоровья населения путем регулирования и надзора в области безопасности пищевых продуктов, табачных изделий, пищевых добавок, лекарств, вакцин, медицинских устройств. Глава FDA предлагается президентом США и утверждается сенатом.

д-р. Франциско Контрерас. Клиника "Oasis of Hope"

д-р. Франциско Контрерас. Клиника «Oasis of Hope»

Многие другие врачи с безупречными верительными грамотами упоминаются Гриффином; но наибольшего размаха достигла лаэтрил-клиника доктора Франциско Контрераса в Мехико, где излечилось огромное количество пациентов от рака.

Другой пионер лечения лаэтрилом – доктор Гарольд Маннер. Вот что он пишет:
«Существует множество различных видов раковой терапии. Некоторые злокачественные состояния требуют немедленной операции, радиационной и/или химиотерапии. Существенный успех был достигнут традиционными методами в лечении болезни Ходжкина, некоторых видов лейкемии и других типов раковых образований. Большинство раковых образований кожи доступны лечению традиционными методами раковой терапии, если, конечно, они распознаны на ранней стадии. Однако, самый общий тип внутреннего рака — аденокарцинома (рак груди, прямой кишки, легких и тд.) Когда аденокарцинома и некоторые виды сарком распространяют метастазы, традиционная терапия, как правило, неэффективна, и прогноз пациента на выживание крайне низок…

Такие случаи должны быть рассмотрены с применением амигдалина и сопуствующей метаболической тепарии. Если раковый больной пробует сам решить, как ему быть, то ему рекомендуется следующее: врач пациента определяет тип рака, которым болен пацент, и затем ему предлагают посетить онкологическое отделение в любом из главных медицинских центров США. Большинство пациентов найдут для себя крайне полезным посетить первоклассную раковую клинику, субсидированную Национальным Институтом Рака и Американским Раковым Обществом, с докторами, медсестрами и пациентами, и лично убедиться, что фактически ждет такого терминального пациента в этих клиниках и через какие страдания он вынужден будет пройти»

В17 и политика «профилактики» раковых заболеваний

Мы можем поехать куда угодно, хоть в Индонезию, и обнаружить ту же самую картину. Придя к власти, генерал Сухарто обязал крестьян выращивать белый рис и ввел суровые квоты на высококалорийные сорта коричневого риса – богатого витамином В17. Куда поползла кривая раковой статистики? Конечно, вверх. Как только нефтехимическое правительство приходит к власти, оно в первую очередь уничтожает здоровую пищу, и наводняет жизнь канцерогенами, чтобы раковая промышленность начинала снимаеть чистую прибыль.

Сухарто Хаджи Мухаммед

Хаджи Сухарто

И вот мы подходим к основному глобализационному процессу – процессу раскрестьянивания нашего мира, который совершается одновременно с утратой фактора витамина В17. То есть: рак – это расплата, в первую очередь, за уничтожение крестьянских форм хозяйствования. Это плата за геноцид крестьянства, устроенный как западным химико-индустриальным картелем, так и его коммунистическими конкурентами. Это плата за нарушение правильного землепользования и развитие «инновационных сельхоз-технологий» с применением пестицидов, гербицидов и генных биотехнологий. Очевидность этого факта вряд ли можно опровергнуть.

Но в самой раковой терапии лаэтрил был чем-то вроде крестьянско-фермерского восстания. В лаэтрил-клинике раковому больному в концентрированной форме давали то, что у него отняла цивилизация – натуральные продукты питания, выращенные на земле естественным способом, издревле служившие основой пищевой безопасности любой нации. Фактически, он получал тот же пуд ячменя или проса – только теперь в виде внутривенной инъекции.

Лайнус Карл Полинг

Лайнус Карл Полинг

Витамин В17 так и не получил мирового признания. За витамином С стоял Лайнус Полинг, с именем и мнением которого пришлось посчитаться. Витамин С входит отныне в число рекомендуемых препаратов, хотя рекомендуемые дозы сильно занижены, особенно в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний.

Но В17 так и остался безнадежно маргинализированным. Пищевая теория Кребса не была официально признана, а точнее – была решительно отвергнута. Клиники, работавшие с этим препаратом, несмотря на свои успехи, никогда не находили поддержки СМИ. Лаэтрил производится в Мексике и используется в клинике доктора Контрераса «Oasis of Hope» в Тихуане, но поставки его в другие страны крайне затруднены. Он не является запрещенным препаратом (FDA не могло найти оснований для его запрета), он лишь не рекомендован, и любой доктор – включая докторов, практикующих траволечение и другие комплиментарные терапии – на основании общего мнения воздержится от рискованного шага прописывать это лекарство.

Несмотря на все запреты и преследования, в Америке проводились независимые исследования свойств витамина В17, но у нас с ними явно происходит что-то не то. Российские исследования на этот предмет, так сказать, «непрозрачны». Ракпром путает всех и вся. Он никогда не отрицал и не мог отрицать роль пищевого фактора в развитии рака, однако где вы можете узнать о том, что именно витамин В17 — основа основ антираковой диеты? Витамин не допущен в раковую теорию на пушечный выстрел — и значит, он не попадает даже в профилактическое средство.

Откуда эта «непрозрачность»? Кому и зачем выгодно скрывать живительную информацию? Для кого опасна пищевая теория, обладающая мощным позитивным зарядом? Ведь очевидно, что витамин B17 — одно из основных средств предотвращения рака. Витамин B17 не должен быть некоей «тайной» на подобие нового фармопрепарата, разрабатываемого в строжайшем секрете от конкурентов в лабораториях Фармо – он и его теория принадлежат народу и его профилактической медицине. Из него не нужно делать секрет, но наоборот вокруг изучения его свойств должны сплотиться исследователи и профессора, врачи и биохимики, институты питания и медицинские институты. Только так мы сможем побороться с неостановимым ходом истории, которая движется по пути жесточайшего игнорирования этого витамина, отвественного не только за жизнь без рака, но и за здоровое сознание народа.

Если нет более мощного превентивного средства против рака, почему мы молчим об этом? Почему ни один раковый-антираковый институт или клиника не пошли за этой спасительной для многих информацией, а вместо этого продолжают нам говорить о вреде курения и избыточных загарах? Мы снова сталкиваемся с устройством самой раковой промышленности, которая во всем мире изо всех сил сопротивляется обнародованию этой информации даже в области профилактики. К сожалению, именно такова природа онкологии общемирового медицинского картеля, заботящейся исключительно о собственном ВВП.

Блок ставится именно теории В17; крупные медиа разрешают информацию по типу «черника может предотвратить рак того-то — к такому выводу пришли ученые института такого-то», допустимы лишь фрагменты общей диетологиеской картины, но только не панорама.

Laskin

Вульф Ласкин

Возьмем диету доктора Ласкина, вовсе не криминальную уже для ракового официоза. Она даже рекомендована на многих официальных прораковых сайтах. Она сводится к гречневой каше. Утром, днем и вечером. Ну и немного зелени и оливкового масла. В грубой форме это и есть «метаболическая терапия д-ра Кребса». Но не дай Бог вы свяжете эту гречу с витамином B17. И вообще, не дай Бог этот витамин осмелится выступить в диетологии. Белки, жиры и углеводы — вот что надо знать народу.

Если говорить про работу медиа по обработке общественного сознания, то витамин B17 был сведен к абрикосовым косточкам и синильной кислоте, которая при передозировке вызывает отравление, иногда со смертельным исходом. Туда его «запихнула» еще прораковая американская медиа — и российская не сделала ничего, чтобы реабилиторовать витамин.

Каждая из стран, вовлеченных в нынешний глобальный проект, обладает своей имунной системой, поддерживающей ее выживание в современном мире. Любая народная медицина — старая бабушка доиндустриального мира, при всех ее слабостях и невежестве относительно B17 (а откуда ей родимой было знать о болезни Паркинсона) по сей день является одной из основ медицинской безопасности народа. Эта традиционная, как правило, травяная медицина, особенно сильна в Индии и в Китае – неудивительно, что эти страны демонстрируют сегодня потрясающий рост народонаселения.

Лаэтрил-терапия является прямой наследницей этого рода медицины, основанной на грамотном применении природных компонентов в лечении пациента. В какой-то мере она представляет из себя вывод, сумму этих знаний, проведенную через научные лаборатории. Так будьте же бдительны в отношении текущего положения дел в медицине и в больном обществе и знайте спасительную правду о В17.

Также вам будет интересно:

Britan

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *